Адвокат по уголовным делам
 
Контактная информация
Сабуров Николай Владимирович

+7 (926) 289-77-88
Адвокат по уголовным делам
Контактная информация
Крюков Сергей
Александрович

+7 (964) 714-80-67
 
     
Схема проезда
Адвокатское бюро г. Москвы
"Крюков, Анишин и партнеры"
На сайте адвокатов Николая Сабурова и Сергея Крюкова представлена информация о судах РФ, уголовном кодексе Российской Федерации, юридические нормативные акты и образцы документов. Также приведены примеры деловой этики адвокатов, образцы расследуемых уголовных дел.

Фактическое задержание

ФАКТИЧЕСКОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ

 

В соответствии с законом задержание подозреваемого есть мера процессуального принуждения, срок которой исчисляется с момента фактического задержания. Момент фактического задержания - это момент производимого в порядке, установленном УПК РФ, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления (п. п. 11, 15 ст. 5 УПК РФ). Не вызывает сомнений, что собственно задержание состоит в помещении лица в специальное учреждение - изолятор временного содержания (ИВС). Однако момент "фактического лишения свободы передвижения" может существенным образом расходиться во времени с моментом помещения в ИВС и даже с моментом доставления к следователю (дознавателю).

Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (утверждены Приказом МВД России от 26 января 1996 г. N 41, согласованы с Генеральной прокуратурой РФ 3 января 1996 г.) в п. 2.3 до настоящего времени содержат указания о том, что срок задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, исчисляется с момента доставления его в орган дознания или к следователю, а если задержание производится на основании постановления о задержании, вынесенного органом дознания или следователем, то с момента фактического его задержания.

Действующая формулировка вызывает разночтения, так как "фактическое лишение свободы передвижения" можно толковать по-разному.

1. Это физическое удержание, захват лица сотрудниками милиции или иного компетентного органа, которое может производиться на месте происшествия или при обнаружении лица, находившегося под подозрением. Однако такая трактовка, на первый взгляд буквально соответствующая формулировке УПК РФ, вызывает возражения: во-первых, в момент обнаружения происшествия зачастую весьма сложно определить, есть ли событие преступления; во-вторых, в любом случае момент физического удержания преступника при задержании его с поличным всегда предшествует моменту возбуждения уголовного дела. Уголовное дело нельзя возбудить на месте, так как необходимо получить согласие прокурора на его возбуждение; в-третьих, с момента удержания до момента доставления к следователю (дознавателю) может пройти достаточно много времени. Включать это время в срок задержания недопустимо, так как следователь (дознаватель) не имеет возможности принять какое-либо решение относительно данного лица и никаких процессуальных действий в это время не производится.

2. Это момент доставления в орган внутренних дел. Такая позиция тоже не безупречна. Процессуальное лицо (следователь, дознаватель) не в состоянии контролировать, кого, когда и по какому поводу доставляют в ОВД. Обязывать включать в срок задержания, обозначенный в протоколе, все то время, которое доставленное лицо находится в ОВД, недопустимо, так как в этом случае протоколом процессуального задержания будут прикрываться нарушения законности, которые допускаются при длительном нахождении задержанных в ОВД без какого-либо документального оформления. На момент доставления лица в ОВД перспектива возбуждения уголовного дела зачастую остается неясной, требуется предварительное, хотя бы краткое, разбирательство.

3. С момента доставления к следователю (дознавателю). Полагаем, что этот момент наиболее приемлемо относить к задержанию, так как именно с доставления к следователю начинают совершаться процессуальные действия в отношении задержанного, составляется протокол и т.д. Задержание должно иметь процессуальные основания, перечисленные в ст. 91 УПК РФ, а их наличие может быть выяснено только после доставления к следователю. Задержание лица в качестве подозреваемого до установления в деле таких оснований не соответствует закону. Сам уголовно-процессуальный закон отсчитывает время составления протокола задержания именно с момента доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору (ч. 1 ст. 92 УПК РФ). Если лицо после доставления к следователю не освобождается, это и означает, что произошло фактическое лишение его свободы передвижения по процессуальным основаниям.

4. С момента составления протокола задержания. Здесь нужно учитывать, что протокол может быть составлен в течение 3 часов после доставления к следователю (ч. 1 ст. 92 УПК РФ), образец протокола задержания предусматривает возможность расхождения во времени между составлением протокола и задержанием в качестве подозреваемого.

5. С момента помещения в ИВС. Такой вариант неприемлем, так как помещение в ИВС возможно только на основании протокола задержания, а протокол составляется по факту уже состоявшегося задержания.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что задержание подозреваемого является процессуальным действием с того момента, когда лицо доставлено к следователю (в орган дознания). Именно с этого момента начинается фактическое лишение подозреваемого свободы передвижения по процессуальным основаниям, именно с него следует исчислять срок задержания и указывать это время в протоколе задержания. Физическое удержание лица до этого момента нельзя рассматривать как процессуальное задержание подозреваемого, а следует трактовать как до процессуальную деятельность, которая может быть направлена на пресечение преступных действий и лишение правонарушителя возможности скрыться. Вместе с тем, если задержание подозреваемого производится по возбужденному уголовному делу по письменному поручению (постановлению) следователя (дознавателя), то момент фактического задержания определяется моментом фактического захвата лица.

Положение о том, что момент фактического задержания определяется моментом доставления к следователю (дознавателю), последовательно отстаивает, например, А. Гуляев, указывая, что начальным моментом фактического задержания как уголовно-процессуальной меры является время фактического принятия решения о взятии под стражу доставленного лица. Предшествующие действия, связанные с захватом и доставлением лица, обычно осуществляются либо в административном порядке, либо в порядке выполнения гражданского, общественного долга потерпевшим, очевидцами и иными лицами. Эти действия не входят в состав процессуального задержания. Они охватываются понятием "доставление". Процессуальное задержание может осуществляться и по постановлению следователя либо прокурора (по находящемуся в производстве уголовному делу). В этом случае задержание, включая захват и доставление, с самого начала имеет уголовно-процессуальный характер, а потому моментом фактического задержания здесь будет начало реального ограничения свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

Говоря о фактическом задержании подозреваемого, сравним его с административным задержанием. Административное задержание относится к мерам обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ). Административное задержание - это кратковременное ограничение свободы физического лица, которое может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении (ст. 27.3). Об административном задержании составляется протокол (ст. 27.4).

Административный закон различает административное задержание и доставление. Доставление есть принудительное препровождение физического лица в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола обязательно. Доставление должно быть осуществлено в возможно короткий срок. О доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании (ст. 27.2 КоАП). Таким образом, доставление по сути есть физическое удержание правонарушителя и препровождение его в милицию или иной компетентный орган. При этом срок, в который осуществляется доставление, зависит от обстоятельств дела.

Обратим внимание, что срок административного задержания лица исчисляется с момента доставления, а лица, находящегося в состоянии опьянения, со времени его вытрезвления (ч. 4 ст. 27.5).

Как видим, административное законодательство более четко определяет понятие задержания, отграничивая его от доставления: как только закончено доставление, начинается задержание.

Аналогия с административным законодательством позволяет прийти к выводу о том, что в уголовном процессе также возможно было бы ввести понятие "доставление для проведения предварительной проверки". Это действие можно было бы отнести к числу тех, которые возможны до возбуждения уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК). Такое действие включало бы в себя фактическое задержание предполагаемого преступника, доставление его в ОВД, предварительное разбирательство с выяснением обстоятельств правонарушения. Возможно было бы указать на то, что доставление и разбирательство в отношении лица должно осуществляться в возможно короткий срок, который во всяком случае не должен превышать 3 часов. После этого лицо должно быть передано следователю (дознавателю) для решения вопроса о процессуальном задержании либо освобождено. В любом случае время, затраченное на доставление в ОВД, не должно входить в срок процессуального задержания.

Можно было бы предложить следующую формулировку предполагаемой ст. 92.1 УПК: "Лицо может быть доставлено в орган дознания для проведения проверки обстоятельств происшествия, выяснения причастности к совершенному деянию, установления в деянии признаков преступления. Незамедлительно, но не позднее 3 часов после доставления в орган дознания, лицо должно быть передано следователю, дознавателю для решения вопроса о задержании. Составляется протокол доставления, в котором указывается время и основания доставления в орган дознания".

В настоящее время возникает необходимость в документировании факта доставления к следователю, дознавателю, так как в течение 3 часов с этого момента должен быть составлен протокол задержания. Процессуальный закон не устанавливает, каким именно документом подтверждается время доставления к следователю и дознавателю. На практике иногда составляется рапорт, иногда делается указание в протоколе задержания.

В соответствии с законом задержание до возбуждения уголовного дела недопустимо. Указанное положение закона исключает двусмысленное толкование и признается как теорией, так и практикой. Утверждения о том, что задержание возможно и до возбуждения уголовного дела, противоречат закону. Задержание, в соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК, не входит в число следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего. Полагаем это правильным, так как возможность задержания до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела влекла бы злоупотребления и нарушения законности. Однако закон не разъясняет, как быть с лицом, задержанным на месте преступления или "по горячим следам", когда согласие прокурора на возбуждение уголовного дела еще не получено. На практике, как известно, это вызывает проблемы, так как заподозренное лицо приходится каким-то образом удерживать на полулегальных основаниях.

Иногда в таких случаях указывают на возможность задерживать подозреваемого до получения согласия прокурора на срок до 3 часов, руководствуясь, очевидно, ч. 1 ст. 92 УПК. Однако в этой правовой норме говорится о времени, которое начинается с момента доставления к следователю и в течение которого должен быть составлен протокол задержания. Это уже процессуальная деятельность, которая не может осуществляться до возбуждения уголовного дела.

В процессуальной литературе предлагается и другой вариант: считать деятельность по задержанию лица по подозрению в совершении преступлений административной до момента возбуждения уголовного дела. Деятельность правоохранительных органов по выявлению и раскрытию преступлений не регулируется административным законодательством и административной не является. Безусловно, некоторые административные правонарушения имеют количественное разграничение со смежными составами преступлений (например, ст. 6.8 КоАП и ст. 228 УК). Однако все же при обнаружении факта совершения правонарушения, как правило, можно сразу определить, имеет оно административный или уголовно-правовой характер, и неправильно подвергать лицо, подозреваемое в совершении преступления, административным мерам принуждения только потому, что уголовное дело еще не возбуждено.

Полагаем, что введение процессуального института доставления могло бы стать решением проблемы. Доставление было бы мерой принуждения, ограничивающей свободу передвижения лица, но ни в коей мере не связанной с его изоляцией от общества, осуществляемой при необходимости до возбуждения уголовного дела.

 

 

 

22 Января '17

Внесены изменения в некоторые акты Правительства Российской Федерации в связи с совершенствованием контроля за оборотом наркотических средств

30 Ноября '16

Постановление пленума ВС РФ о практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

26 Октября '16
Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации
11 Октября '16
О применению Федеральных законов от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ – 326-ФЗ, направленных на совершенствование уголовной ответственности за коррупционные и экономические преступления
24 Декабря '15
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания"
Задать вопрос Адвокату
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100